Руссо-Балт тип С Бронеавтомобиль — aviArmor

Музею Первой Мировой в Царском Селе подарили броневик «Руссо-Балт» тип 2440 — компания Евраком

Единственную в мире точную копию бронеавтомобиля 1-й автомобильной пулемётной роты Русской императорской армии на шасси «Руссо-Балт» получил в дар Музей Первой мировой войны, который откроется в Государственном музее-заповеднике «Царское село». Изготовлен броневик в наши дни по оригинальным архивным данным, пишет «Российская газета».

«Автомобили «Руссо-Балт» были самыми массовыми и знаменитыми машинами производства Российской империи, — пояснили сотрудники ГМЗ «Царское село». — До наших дней дожили два «Руссо-Балта». Броневик модели «К» хранится в Политехническом музее в Москве, это полностью оригинал. Второй — из пожарной линейки модели D — в автомузее в Риге. Его кузов — копия 1980-х годов».

Толщина брони на передней и задней стенках броневика составляет 5 миллиметров, на бортах — 3,5 миллиметра. Стальные панели установлены под наклоном, чтобы снизить пробивную способность пули. Вооружение — три пулемёта «Максим», к которым полагалось 9 тысяч патронов калибра 7,62 мм в ящиках с лентами. Запас бензина — 6 пудов (96 килограммов).

Экспозиция, в которую войдёт бронеавтомобиль, получила название «Россия в Великой войне». Она откроется в начале августа в специально отреставрированном для этих целей комплексе Ратной палаты.

Напомним, создание Музея Первой мировой войны поручено крупнейшей международной компании по музейному проектированию Ralph Appelbaum Associates и кинокомпании Star Media.

Руссо-Балт тип С Бронеавтомобиль

Заслуживший положительные отзывы, но не получивший дальнейшего развития проект бронеавтомобиля Накашидзе, всё же оказал заметное вляиние на моторизацию русской армии. В августе 1914 г. военный министр Российской Империи генерал-адъютант Сухомлинов, на основании требований Великого Князя Николая Николаевича, издал приказ о создании “бронированной пулеметной автомобильной батареи” и постройке двадцать бронемашин. Работа была поручена лейб-гвардии Егерского полка полковнику Добржанскому и штабс-капитану Некрасову, под руководством которых был спроектирован первый российский серийный бронеавтомобиль.

Для постройки броневика было выбрано наиболее массовое и надежное на тот момент шасси легкового автомобиля Руссо-Балт С2440 сериии XIII-бис. Для этой цели выделили восемь шасси: № 530, 532, 533, 534, 535, 538, 539 и 542.

Проект одного из самых оригинальных корпусов бронеавтомобиля времен Первой Мировой войны, изготавливаемого из хромоникилевой брони особой закалки, разработал инженер-механик Грауэр, руководствуясь указаниями Добржанского. Лобовые и бортовые листы располгались под рациональными углами наклона, что несколько усложняло сборку, но повышало их пулестойкость. Бронелисты крепились к стальному каркасу из прокатных уголков при помощи болтов и заклёпок. Толщина переднего и заднего вертикального бронелиста составляла 5 мм, бортового – 3,5 мм, крыши – 3 мм. Такая схема бронирования позволяла защитить экипаж от поражения пулями винтовочного калибра на дистанции до 200 метров. Посадку в бронеавтомобиль экипаж осуществлял через одностворчатые двери в боковых нижних бронелистах.

Экипаж машины состоял и пяти человек: офицера (командира), водителя и трёх пулеметчиков. Вооружение включало три 7,62-мм пулемета “максим” образца 1910 г., установленных по бортам корпуса и в лобовом листе с левой стороны. Для их монтажа полковником Главного Артиллерийского Управления А.Соколвым было разработано два типа станков и скользящие щиты. Полный боекмплект был довольно внушительным – 9000 патронов. Масса броневика в снаряженном состоянии не превыщала 2960 кг.

Существовал также вариант бронеавтомбиля “Руссо-Балт” с открытым кузовом, где на тумбовых установках монтировалось два 7,62-мм и имел третий переносной, а также небольшой серией была выпущена 76,2-мм зенитная самоходная установка.

Общий объём выпуска оказался небольшим – всего 15 машин. Первые семь шасси переоборудовали в период с 24 августа по 1 октября 1914 г., и уже 9 октября “Руссо-Балты” и ещё два других бронеавтомобиля были отправлены на Северо-Западный фронт. Здесь они поступили в распоряжение 1-й автомобильной пулеметной роты, формирование которой завершили 16 октября. Именно с этим соединением будет неразрывно связана судьба первых серийных российских бронемашин – пулеметных Руссо-Балт и пушечных Паккард.

История 1-й АПР началась 17-го августа 1914 года, когда военный министр В.А.Сухомлинов предложил полковнику лейб-гвардии Егерского полка Александру Николаевичу Добржанскому сформировать «бронированную пулемётную автомобильную батарею». Определенный опыт в этом отношении уже имелся, поскольку ещё в 1910-1911 гг. были выделены средства на закупку автомобилей для армии и к началу Первой Мировой войны уже имелось несколько тысяч подготовленных водителей и техников. Добржанский взялся за дело весьма резво и очень скоро, при активном содействии командира 1-й Учебной автомобильной роты П.И.Секретева, начался набор личного состава и материальной части. Уже 19-го августа резолюцией военного министра было официально «положено начало существования блиндированных автомобилей и формированию 1-й пулемётной автомобильной роты».

Читайте также:  Трещина в блоке цилиндров признаки и причины

Подготовительный процесс и, собственно, само формирование 1-й АПР завершили всего за полтора месяца. Помимо бронемашин Руссо-Балт в состав роты включили пушечные Паккард и Маннесман-Мулаг. В общей сложности, к 19 сентября 1914 года удалось собрать четыре взвода:

1-й взвод – два Руссо-Балт тип С (номера 1 и 2, шасси 530 и 534) и один Маннесман-Мулаг (номер 10, шасси 2003)

2-й взвод – два Руссо-Балт тип С (номера 3 и 4, шасси 532 и 538) и один Паккард (номер 20)

3-й взвод– два Руссо-Балт тип С (номера 5 и 6, шасси 534 и 535) и один Паккард (номер 30)

4-й взвод – два Руссо-Балт тип С (номера 7 и 8, шасси 539 и ?) и один Маннесман-Мулаг (номер 40, шасси 1878)

Кроме того, в состав роты включили два 3-тонных грузовика (немецкий Benz и английский Oldice) вооружённых 37-мм автоматическими пушками Максима-Норденфельта, но не забронированных из-за недостатка времени. 22-го сентября командиром 1-й АПР стал полковник Добржанский. Соответственно, командирами взводом назначили штабс-капитанов Б.Л.Подгурского, Б.А.Шулькевича, С.А.Дейбеля и П.В.Гурдова.

На фронт 1-я АПР отправилась 19-го октября 1914 года. К этому времени две русские армии потерпели жестокое поражение в Пруссии и начали откатываться назад, оставив значительную часть территории Польши. На этот проблемный участок фронта рота прибыла к концу месяца и вскоре была переведена в оперативное подчинение штаба 2-й армии. Следующие две недели экипажи Руссо-Балтов готовились к участию в контрнаступлении, начатом 29-го сентября. В ходе Варшавско-Ивангородской оборонительно-наступательной операции против германо-австрийских армий в Польше противник был отброшен на исходный рубеж. Бронемашины пошли в бой 9-го ноября, войдя в состав Ловичского отряда генерал-лейтенанта В.А.Слюсаренко.

Наибольший эффект от их применения был достигнут 10-го ноября. В этот день шесть пулемётных бронеавтомобилей под командованием штабс-капитана Б.А.Шулькевича прорвалась через занятый противником город Стрыков, а два пушечных автомобиля поддержали огнём наступление 9-го и 12-го Туркестанских стрелковых полков. Впоследствии, хотя и с большим запозданием, командир 2-го взвода был награждён мечами и бантом к ордену Святого Станислава III степени.

В не меньшей степени отличился и командир 4-го взвода Гурдов. Несмотря на то, что линия фронта отчасти стабилизировалась, обе стороны периодически предпринимали меры по оттеснению противника с выгодных позиций. В течении 20-21 ноября у польского города Пабьянице немцам удалось прорвать непрочную русскую оборону, создав угрозу выхода в тыл. Ранним утром навстречу противнику вышли бронемашины 1-й АПР. Далее события описываются развивались образом. Встретив противника на подступах к Ласскому шоссе две пулеметные бронемашины заставили противника залечь. Подоспевшие пушечные «маннесманы» открыли по немцам сильный огонь, но сопротивление с обоих сторон оказалось слишком велико. Спустя несколько часов Гурдов принял решение выйти из боя, поскольку бронемашины получили многочисленные попадания из стрелкового оружия, а среди экипажей было много раненых. Тем не менее, дальнейшее продвижение немцев удалось остановить на несколько дней, а гурдов был представлен к Ордену Святого Георгия IV-степени со следующей формулировкой:

«…за то, что в боях под п. Пабьянице 20 и 21 ноября 1914 года с 4 бронеавтомобилями выдвинулся вперёд по шоссе Ласк без прикрытия и, приблизившись на 150 шагов к наступающей колонне противника, нанёс ей большой урон и привёл её в полное расстройство, продолжая действовать несмотря на то, что штабс-капитан Гурдов и все пулемётчики были ранены, причём все автомобили, хотя и повреждены, были вывезены из боя,»

Несмотря на положительные отзывы в боях 1914-го года у бронемашин 1-й АПР было выявлен целый ряд серьёзных недостатков. Главным из них была недостаточная защищенность. Если в первые недели применения можно было рассчитывать на определенный моральный эффект, то впоследствии немцы привыкли к наличию у русской армии большого количества бронеавтомобилей и пытались подтянуть артиллерию к месту их появления. Кроме того, броня толщиной 5-6 мм защищала от пуль на дистанции до 300 метров. В ближнем бою бронелисты пробивались пулями калибра 7,92-мм и 9-мм навылет. Также, в условиях осенней распутицы, проявилась недостаточная проходимость машин. Вне дорог их старались не использовать вообще.

Объединив опыт, полученный в первых боях, были выработаны определённые тактические приёмы, а 11-го февраля 1915 года приказом Верховного Главнокомандующего № 7 была введена «Инструкция для боевого применения бронированных автомобилей». В этом документе детально описывались действия бронемашин в условиях наступления, обороны и преследования противника.

Читайте также:  Стук в двигателе при запуске на холодную - популярные причины и решение

В марте 1915 года пришло первое пополнение – рота получила четыре новых пушечных бронеавтомобиля. За прошедшие полгода безвозвратные потери составили всего один «паккард», погибший вместе с экипажем штабс-капитана Гурдова у деревни Добржанково. Служба «руссо-балтов» продолжалась на Западном фронте вплоть до поздней осени 1916 года, когда она была переформирована в 1-й броневой дивизион. Дальнейшая судьба этого соединения, пополненного в сентябре 33-м автомобильным пулеметным отделением, оказалась довольно бурной. До лета 1917 года 1-й бронедивизион находился в Финляндии, прикрывая дислоцированные там русские части от возможной высадки немецкого десанта. Впрочем, финское правительство сохраняло лояльность по отношению к русским вплоть до Октябрьской революции и помощь бронемашин не понадобилась.
В октябре 1917 года боеспособные машины, в основном «остины», перебросили под Двинск (теперь это латвийский Даугавпилс), где немцы успешно наступали практически не встречая сопротивления со стороны деморализованных русских войск. Всеобщий хаос затронул и 1-й бронедивизион. Практически не получая поддержки от Генерального Штаба Северо-Западного фронта экипажи бронемашин оказались в патовой ситуации. Война шла, а воевать было некому. И уж тем более бывшим царским офицерам не хотелось воевать на стороне большевиков. Всё это привело к значительным потерям в материальной части и личном составе, восполнить которые было уже невозможно. История некогда легендарной 1-й автомобильной пулеметной роты завершилась трагически – оставленные в Двинске машины были захвачены немцами в марте 1918 года и частично введены в строй после ремонта. Правда, «руссо-балтов» среди них уже не было.

Ещё одной страницей в истории бронемашин Руссо-Балт тип С стала служба в составе Кавказской Туземной дивизии, прибывшей на Юго-Западный фронт в ноябре 1914 года. О количестве «руссо-балтов», переданных дивизии точных данных пока найти не удалось. Возможно, всё ограничилось только одной машиной, которая, помимо прочего немного отличается конструкцией корпуса (изменена передняя часть). Как сложилась судьба «туземной» бронемашины также сказать весьма затруднительно. Единственный снимок этого «руссо-балта» был опубликован в журнале «Нива» весной 1916 года – то есть, теоретически эта бронемашина могла принять участие в Брусиловском прорыве. Не исключено, что в начале 1917 года «руссо-балт» был уничтожен при отступлении русских войск.

После революции карьера немногих сохранившихся бронемашин Руссо-Балт тип С оказалась весьма насыщенной. Несколько броневиков попало в руки “красных” и эксплуатировалось до конца Гражданской войны. Одна из машин (№539) дважды переходила из рук в руки. Летом 1919 г. этот бронеавтомобиль, принадлежавший 21-му автобронеаотряду (АБО), был оставлен экипажем в бою у балки Шклянская и был захвачен белогвардейцами. Впрочем, спустя всего три месяца, этот же “Руссо-Балт” вновь перешел в руки РККА, когда его отбил у “белых” 32-й АБО 1-й конной армии. К концу войны бронеавтомобилей “Руссо-Балт” осталось совсем немного. По состоянию на 1921 г. в составе 41-го АБО числилась одна машина и ещё две находились в ведении Ликвидационной Комиссии. В скором времени их окончательно вывели из состава РККА и разбронировали.

Таким образом, до настоящего времени ни одного настоящего «руссо-балта» не сохранилось. Однако, в 2009 году специалистами мастерских КИП «Лейбштандарт», по оригинальным чертежам из архивов Политехнического музея, РГАКФД и других была изготовлена полноразмерная модель-копия бронеавтомобиля. На постоянной основе она находится в открытой экспозиции Центрального музея современной истории России и периодически «руссо-балт» привлекают для различных военно-исторических реконструкций. Благо, ходовая часть у него полноценная, хоть и не 100% аутентичная.

Источники:
М.Барятинский, М.Коломиец «Броня Первой автопулемётной» («Моделист-конструктор» 1996-3)
М.Барятинский, М.Коломиец «Бронеавтомобили русской армии 1906—1917 гг.», Москва, 2000
М.Коломиец «Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне», Москва, Яуза, 2008
Чертежи бронеавтомобиля Руссо-Балт тип С

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БРОНЕТРАКТОРА
Руссо-Балт тип С образца 1915 г.

Benz против Руссо-Балта и реальная конкуренция: сравнение автопромов 20-х годов

НАМИ-1 – Tatra 11

НАМИ-1, или иногда называвшийся в профильной литературе современниками НАМИ-І (первый), представлял из себя двухдверный четырехместный фаэтон максимально упрощенной конструкции. Основой при разработке машины послужила дипломная работа студента Московского Механико-электротехнического института Андрея Шарапова. Опытный образец, созданный по доработанному с участием лучших отечественных инженеров проекту, появился в 1927 году, и до 1931 года было собрано 369 машин (по другим данным, 512 авто). Двумя годами ранее в соседней Чехословакии конструктором Гансом Ледвинкой была создана Tatra T11, конструктивно и стилистически схожая с отечественным авто.

Читайте также:  Топ 10 сканеров для Mercedes-Benz - Autel DS708

На первые опытные образцы НАМИ устанавливались различные открытые двух- и четырехместные кузовы, которых объединяла простота конструкции: прямые и вручную гнутые кузовные панели, широкое применение дерева, примитивный тент и отсутствие намеков на боковые окна. Интересно, что оба ряда сидений имели только по одной двери: передний – слева, а задний – справа. Для «Татры» базовым также был открытый кузов типа фаэтон, но под заказ можно было получить и полностью закрытый вариант, и даже коммерческий фургончик. Внешне иномарка выглядела более аккуратной благодаря покатой передней части – примитивная решетка радиатора нашего «первого» даже тогда казалась слишком уж простой.

Салоны обеих машин рассчитывались на четырех взрослых пассажиров. Простые, похожие на домашние стулья, сиденья обеспечивали дополнительную амортизацию на неровностях. Схожие четырехспицевые деревянные рули не перекрывали приборы, расположенные по центру торпедо. У НАМИ из приборов присутствовали только спидометр да указатель топлива, а у «Татры» были еще и часы. Стоит отметить, что оба фаэтона хоть и были созданы в странах с правосторонним движением, имели руль справа.

Автомобили объединяет необычная конструкция шасси. В основе машины лежит хребтовая рама в виде мощной трубы, к которой спереди крепился мотор, а сзади – картер ведущего моста; в самой же трубе проходил кардан. И НАМИ, и Tatra оснащались двухцилиндровыми бензиновыми моторами воздушного охлаждения и трехступенчатыми механическими трансмиссиями, но на концепции подобие силовых установок заканчивается. На отечественном авто работал 1,2-литровый V-образный агрегат мощностью 22 л. с., более удобный для обслуживания, чем слабенький 1,1-литровый 12-сильный «татровский» мотор с оппозитными цилиндрами, спрятанными глубоко под капотом.

Задняя подвеска сравниваемых авто была схожей, на единственной поперечной полуэллиптической рессоре. Конструкция передней отличалась: если у «Татры» в основу «передка» положили все ту же единственную поперечную полуэллиптическую рессору, то у НАМИ-1 подвеска была более продвинутой – на двух продольных рессорах.

Руссо-Балт С 24/40 – Benz 10/30 PS

В 1921 году был собран первый советский автомобиль «Руссо-Балт» С24/40 – машина устаревшей, еще довоенной конструкции. Случилось это на Первом Бронетанковом заводе в Филях (он же эвакуированный РБВЗ), который входил в промышленное объединение «Промбронь». Вопреки расхожему мнению, машина, собранная уже в советскую эпоху, не носила вышеупомянутого имени группы предприятий, а жила под «царским» брендом «Руссо-Балт».

Германия, как и Россия, вышла к началу 1920-х годов с большими проблемами в экономике (хотя и по разным причинам), поэтому у немецкого одноклассника «Руссо-Балта» Benz 10/30 PS была схожая судьба – его тоже выпускали и до, и после Первой мировой. Кстати, в дореволюционный (т. е. довоенный) период автомобили Benz был одними из самых продаваемых на российском авторынке.

Руссо-Балт С 24/40

Сравнивать внешность этих современников будет немного некорректно, потому что в те времена большинство кузовов для машин среднего и высокого класса заказывались у специализированных ателье, которые наделяли их множеством собственных особенностей. Но в нашем случае этот факт касается только иномарки: все советские «Руссо-Балты» имели одинаковый кузов – открытый четырехдверный пятиместный типа фаэтон со складным мягким тентом. «Бенц» имел характерную для марки заостренную форму высокого прямого радиатора, в отличие от плоской решетки с овальным контуром у отечественного авто.

Рабочее место водителя в обеих машинах отличалось простотой, если не сказать аскетичностью. Здесь было только то, что касается движения: большой деревянный руль, пара рычажков да спидометр. «Руссо-Балт» имел два ряда сидений с простой практичной обивкой, а салоны иномарки, выполненные по индивидуальному заказу, часто отличались кожаной отделкой, отделенным от водителя пассажирским «отсеком» и прочими «излишествами».

Наш С24/40 оснащался 4,5-литровым бензиновым мотором мощностью 40 л. с. (по другим данным, 45 л. с.) в паре с четырехступенчатой механической коробкой передач. Под капотом «Бенца» прописался бензиновый двигатель объемом помельче – 2,6-литровый с 35 «лошадками», которым также полагалась четырехступенчатая «механика». В ходовой части оба авто оснащались продольными полуэллиптическими рессорами, по паре на каждую ось. Тормоза у теоретических конкурентов были механическими.

АМО Ф-15 – FIAT 505F

АМО Ф-15 – это, по сути, первый советский грузовик. Его производство стартовало в 1924 году и продолжалось до 1931-го. Но называть эту машину самостоятельной разработкой будет некорректно, поскольку это сильно модернизированный грузовой автомобиль FIAT 15 Ter, который в оригинальном виде производился на АМО в 1917-1919 годах. Ко времени начала изготовления его советской копии итальянский автопроизводитель освоил выпуск уже следующей, более современной модели – FIAT 505F, с которым мы и сравним АМО.

Ссылка на основную публикацию
Руководство по установке автосигнализации pantera qx 77
P n qx 3t2 Qx-270, Qx-290, Инструкция пользователя QX-270/290 “Инструкция пользователя” © Saturn Marketing Ltd. Автомобильная охранная система с дистанционным...
Роль автомобиля в жизни человека
Современное автомобилестроение в мировой экономике Автор: Пользователь скрыл имя, 02 Декабря 2011 в 22:54, реферат Описание работы В работе кратко...
Рольф Шкода — 10 Отзывов Автосалона на Магистральном Тупике Развод или Нет
Автоцентр; Рольф Магистральный; – отзывы Отрицательные отзывы Однозначно мошенники. 3 марта 2020 Салон шкода отвратительный. Никому не советую. Покупая авто...
Руководство по эксплуатации toyota camry v50
Замена масла Тойота Камри V50 инструкция с фото Замена и подбор масла — тема без преувеличения вечная и будет таковой...
Adblock detector